Биолог, селекционер, романтик - Плодовый сад

Биолог, селекционер, романтик

Анатолий Самуилович Салуцкий

О Сергее Ивановиче Исаеве трудно писать. Потому что большая, насыщенная событиями жизнь этого человека, которому недавно исполнилось восемьдесят лет, не укладывается в рамки журнального очерка. Заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, доктор сельскохозяйственных наук С. И. Исаев принадлежит к той славной плеяде профессоров Московского Государственного университета, которые своей научной и педагогической деятельностью развивают традиции выдающихся предшественников и прокладывают новые пути.

Выпускник Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева, учившийся у таких известных русских естествоиспытателей, как почетный академик ВАСХНИЛ В. И. Эдельштейн, профессор-плодовод П. Г. Шитт и ботаник В. И. Талиев, Сергей Иванович свою самостоятельную научную деятельность начинал под руководством Ивана Владимировича Мичурина, стал его учеником и последователем.

Рассказ о сортах

С. И. Исаев рассказывает о своих сортах

Биография Сергея Ивановича Исаева для непосвященного человека выглядит цепью счастливых везений: ещё будучи студентом, начал сотрудничать на Центральной биостанции юных натуралистов в Москве, где определились его научные интересы, затем работа рядом с И. В. Мичуриным.

Но в действительности жизненный и научный успех С. И. Исаева не подарен ему благосклонной, милостивой судьбой а, наоборот, достигнут вопреки неблагоприятным, порой драматическим обстоятельствам, ставившим, казалось неопреодолимые преграды на пути этого человека. Но он всегда был и остается не только учёным, селекционером, а великим романтиком науки о преобразовании растений. И эта неослабевающая увлеченность любимым делом неизменно помогала ему добиться поставленных целей.

Сергей Иванович стал первым заведующим отделом селекции Научно-исследовательского (ныне Всесоюзного) института плодоводства имени И. В. Мичурина. Но немногие знают, какая личная драма скрывается за этой скупой строкой его биографии. Исаевы решили переехать из Москвы в бывший Козлов в 1932 г. Их не могли удержать в столице ни хорошая квартира — особая редкость по тем временам, ни перспективная работа. Всерьёз увлекшись селекцией, Сергей Иванович считал, что его место — рядом с Мичуриным.

Но случилось так, что незадолго до отъезда Исаев заболел и врачи назначили ему двадцать лекарственных инъекций. Половину уколов Сергею Ивановичу сделали в Москве, а закончить курс он решил в Мичуринске — его уже ждали в новосозданном институте, и он не мог задерживаться, подводить коллег. Но, как выяснилось позже, накопившееся в организме лекарство дало побочные последствия и первый же укол в Мичуринске вызвал осложнение на ноги.

После второго укола Сергей Иванович передвигался уже с большим трудом. Сотрудники гостиницы, где он временно поселился, недоумевали, почему молодого ученого из Москвы пошатывает с самого утра, — и строили весьма далёкие от истины предположения. После третьего укола Сергей Иванович слёг окончательно: ноги отказали полностью, он не мог даже шевелить пальцами.

Он лежал в старой, провинциальной гостинице, и можно только догадываться, какие горькие мысли обуревали тридцатилетнего человека, который внезапно и по неизвестной причине оказался парализованным. Но Исаев не терял мужества. Его доставили на вокзал, где носильщик, как говорится, «на закорках» внёс его в вагон. И вот Сергей Иванович снова в Москве. Он упорно лечится. А едва самостоятельно поднялся с больничной койки, снова заговорил об отъезде в Мичуринск. Друзья, коллеги уговаривали его остаться в Москве. Но Сергей Иванович был непреклонен. Ещё не выздоровевший окончательно, он всё-таки переезжает в Мичуринск.

А история с Северным синапом? В 20-е годы, работая на Центральной биостанции, Сергей Иванович руководил кружком юных мичуринцев — быть может, первым с таким названием. Летом юннаты ездили на практику в Козлов, в опытный сад Ивана Владимировича, который однажды сказал их руководителю: «Дотошные они у тебя и въедливые — это хорошо! Побольше таких воспитывайте». А в 1927 г. Мичурин прислал в Москву на биостанцию пакетики семян своих гибридных сортов Кандиль-китайка и Шампанрен-китайка. Семян было немного, достаточно сказать, что из них выросли лишь 36 сеянцев, пересаженных в селекционный сад. Но именно из них талантливому селекционеру С. И. Исаеву и удалось отобрать те два сеянца, которые явились родоначальниками сортов Северный синап и Память Мичурина.

01v

Основная книга С.И. Исаева. 1966

Когда сеянцы начали плодоносить, Сергей Иванович уже работал в Мичуринске. Но каждое лето приезжал в Москву, чтобы продолжить наблюдения. Он всегда заканчивал начатую работу. И вот в 1937 г., когда Исаев в очередной раз пришёл в селекционный сад БЮН (биостанции юных натуралистов), располагавшийся близ Ростокинского проезда, в конце Сокольников, он, к своему ужасу, не увидел выращенного из семени и отобранного селекционером оригинального дерева Северного синапа. В это время разворачивалось строительство канала Москва — Волга и предполагалось, что ответвление трассы пройдёт вблизи сада, и по долине Яузы. Поступил приказ немедленно «эвакуировать» ценные растения. Правда, вскоре приказ отмeнили, но поскольку дерево, от которого пошел сорт Северный синап, было одним из самых ценных, его-то в первую очередь и пересадили.

Но куда? Неизвестно! В суматохе забыли точно записать. Родоначальник Северного синапа исчез безвозвратно. Судьба нового и очень перспективного сорта сложилась бы трагически, если бы Сергей Иванович в предыдущем сезоне не успел взять несколько его черенков и привить их в Мичуринске.

А сегодня Северный синап — один из основных сортов в центрально-черноземных и прилегающих к ним областях. Миллионы его саженцев выращены в питомниках. Он отличается урожайностью и морозостойкостью дерева, а главное, плоды могут храниться до лета. Можно было бы назвать и другие уже районированные сорта яблони, выведенные С. И. Исаевым: десертный зимний сорт Память Мичурина; Коричное новое, устойчивый к парше, с плодами высоких вкусовых качеств; Народное, ежегодно плодоносящий десертный сорт интенсивного типа; Ломоносовское и другие. А сладкоплодная диетическая Медуница хотя ещё не районирована, но уже завоевала золотую медаль на Международной выставке в Эрфурте. Этот сорт, кстати, создан Сергеем Ивановичем в честь его жены, которая мужественно делила с ним невзгоды и превратности быта, которых немало выпало на долю Исаевых.

Сорта, выведенные Исаевым, районированы в 16 областях, главным образом в средней полосе России. Они отмечены Государственной премией СССР и высшими наградами ВДНХ — Дипломом Почета и Большой золотой медалью. За свой самоотверженный труд коммунист-ученый Исаев награжден орденом Ленина. Но всё это пришло потом, через много лет…

В 1941 г. Сергею Ивановичу предложили возглавить кафедру селекции плодовых культур в Саратовском сельскохозяйственном институте, и он согласился на это предложение, так как его уже давно интересовали проблемы селекции в засушливом климате Поволжья. За ним сохранялось право завершить опыты во ВНИИ плодоводства имени И. В. Мичурина и довести работу с гибридными сеянцами до выведения новых сортов.

Даже в суровые годы войны Сергей Иванович не прекращал поездок в Мичуринск. Именно из этих сеянцев, как он и предполагал, удалось вывести большинство тех сортов, которые либо уже районированы в различных областях страны, либо проходят сортоиспытание.

К сожалению, война помешала Сергею Ивановичу по-настоящему развернуть селекционную деятельность в Поволжье. Но и сегодня под Саратовом продолжают плодоносить яблони, которые люди называют «исаевскими посадками», а новый зимний сорт Студенческое ведёт своё происхождение от гибридных семян, полученных в Саратове.

А потом была снова Москва. Вот уже тридцать лет работает профессор Сергей Иванович Исаев на биологическом факультете Московского Государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Обложка книги

Сборник научных работ, выполненных учёными МГУ под руководством
С.И. Исаева. 1976

В годы строительства нового здания МГУ и научного переоборудования университета он был деканом биофака, десять лет заведовал кафедрой генетики и селекции, потом долгое время руководил лабораторией биологии, генетики и селекции садовых растений, где работает и теперь профессором-консультантом. За это время вышли в свет главные научные труды С. И. Исаева, итог многолетней научной деятельности биолога-селекционера: капитальная монография «Селекция и новые сорта яблони» (1966 г.), коллективная монография под редакцией С. И. Исаева с его большим авторским участием «Биология и селекция яблони» (1976 г.) и многие другие работы.

Его ученики плодотворно трудятся в университетах и институтах страны, в свою очередь готовя научные кадры. «Мы ваши внуки от науки»,— с шутливой гордостью говорят Сергею Ивановичу ученики его учеников.

И сегодня Сергей Иванович не оставляет любимого дела: читает лекции для научных работников и специалистов, повышающих в МГУ свою квалификацию, руководит научными исследованиями и селекционными работами. И, как всю свою жизнь, в истинно тимирязевском духе занимается популяризацией науки о преобразовании растений. В 1979 г. в издательстве «Знание» вышла очередная, шестая по счету, увлекательная книжка С. И. Исаева «Современные методы селекции плодовых и ягодных культур».

…По сути своей селекционер — это человек, который непосредственно заботится о потомках, о грядущих поколениях: ведь от замысла сорта до его внедрения в широкую практику порой проходят десятилетия. Далеко не каждому удается увидеть результаты своих многолетних трудов. И в связи с этим хочется привести небольшую выдержку из воспоминаний С. И. Исаева о его последней беседе с И. В. Мичуриным в 1934 г.

«К юбилею в Мичуринске открылась выставка плодов. Со всех концов страны плодоводы прислали из садов лучшие свои достижения как дань уважения и любви к Мичурину. Но Иван Владимирович был уже болен и не смог осмотреть эту выставку. Тогда я выбрал лучшие образцы плодов и принес показать их Мичурину. Некоторые из них очень понравились Ивану Владимировичу, в особенности он заинтересовался яблоками украинского сорта Буцкое, которые могут храниться до лета следующего года.

— Выбери из них семена,— сказал он своему помощнику, — весной обязательно их посеем.— И после этого еще два раза повторил: — Только смотри, не перепутай.

Мичурин ещё собирался сеять семена яблони, хотя прекрасно знал, что от посева до первого плодоношения проходит десять лет, а то и больше. Больной восьмидесятилетний старик, мог ли он надеяться на то, что увидит результаты опыта? Но он сам писал когда-то, что всю жизнь его поддерживала всепоглощающая страсть к улучшению растений. И так велика была эта страсть, что Мичурин не хотел сдаваться ни старости, ни болезни, ни даже самой смерти».

«Всепоглощающая страсть к улучшению растений». Эти слова в полной мере относятся и к Сергею Ивановичу Исаеву.

Анатолий Самуилович Салуцкий,
журнал «Приусадебное хозяйство» № 6 1981 г.

Ф
отографии из личного архива И.С. Исаевой

 

Оставить комментарий