119 лет со дня рождения С.И. Исаева | Плодовый сад

119 лет со дня рождения С.И. Исаева

25 мая 2020 года исполнилось 119 лет со дня рождения крупнейшего ученого-селекционера ХХ века, биолога, генетика, профессора Московского государственного университета Сергея Ивановича Исаева.

Ученик И.В. Мичурина и верный его последователь, он после смерти учителя возглавил селекционную работу в СССР и одновременно сам создал более 40 сортов яблони.

Основное внимание при выведении сортов С.И. Исаев обращал на зимостойкость, устойчивость к парше и, конечно же, на красоту и вкус плодов. Вот почему они выдержали проверку временем и суровыми российскими зимами. По комплексной устойчивости в сочетании с качеством плодов этим сортам даже в районах с ограниченными возможностями садоводства нет равных.

Не менее важно, что сорта С.И. Исаева очень различаются временем созревания (от середины июля до октября-ноября) и продолжительностью периода хранения, который у некоторых у них длится до лета и даже до нового урожая поздних зимних сортов (октябрь-ноябрь). А это позволяет умелым подбором сортов создать только из них сад круглогодичного потребления яблок. И к тому же многие из этих сортов выделяются повышенным содержанием необходимых для человека биологически активных веществ, некоторые оказываются даже лечебными (Россиянка, Поливитаминное).

С.И. Исаев был селекционером Божью милостью. В 70-х годах его сорта размножались миллионами деревьев, и ими была засажена почти четверть садов средней полосы России. За создание этих сортов он получил высшую по тем временам Сталинскую (ныне государственную) премию и высшую награду селекционера — золотую медаль И.В. Мичурина, но самая высокая награда — это популярность его сортов у садоводов.

Советский союз был великой садоводческой державой, страной-садом. День рождения Сергея Ивановича приходится на пору цветения яблони, и к этому дню, как будто в дар селекционеру, страна превращалась в цветущий сад.

Страна превращалась в цветущий сад

Цвели тысячегектарные промышленные сады, массивы научных садов — коллекционных, селекционных, сортоиспытательных, множество некрупных садов при заводах, больницах, детских садиках, школах, санаториях, домах отдыха и бесчисленные семейные сады, так называемые садовые участки или просто «сотки», которые усилено возделывают садоводы-любители. И сколько же в этих садах возделывалось сортов Сергея Ивановича! Ведь по подсчетам самого селекционера только за 9 лет (1976-1984 гг.) и только лишь в государственных питомниках его сорта были размножены в количестве почти 6 миллионов деревьев. А сколько еще размножалось в научных садах и садоводами-любителями?!

Перестройка танком прошлась по этому великому яблочному наследию. И не только по нему. В стране исчезли многочисленные товарные сады, но что еще трагичнее — не стало «грибниц» генофонда плодовых — коллекционных и селекционных садов. Безвозвратно с лица земли исчезли и научные сады Сергея Ивановича — в Мичуринске (в НИИ Садоводства И.В. Мичурина), в Саратове (в Саратовском государственном аграрном университете им. Н.И. Вавилова, хотя почтовое отделение в этом месте до сих пор обозначается как «Исаевский сад», так называют его и местные жители), не стало селекционного сада и на подмосковной Агробиостанции МГУ в Чашниково.

На грани исчезновения стратегически важные объекты — профессиональные плодовые питомники и некогда разветвленная по всей стране сеть Государственного сортоиспытания. Из жизни без адекватной смены ушли поколения ученых-садоводов и народных опытников. Сейчас даже днем с огнем не сыщешь достойных специалистов — «прервалась нить времен».

Еще в конце 80-х годов я, понимая нависшую над генофондом плодовых угрозу исчезновения, начала отчаянную борьбу за удержание на земле хотя бы сортов отца. Бесчисленные популярные статьи, книги, выступления перед садоводами, авторский сайт в интернете (www.plodosad.ru) удержали эти сорта в народной памяти, но, главное, удалось сохранить их «грибницу». Высадить многие из них в четырех монастырях г. Твери и области. Так был сохранен исходный материал для размножения этих сортов.

В 2015 году в Казахстане (г. Уральск) Кайрат Каримов заложил Сад памяти С.И. Исаева, в котором он высадил единственную на постсоветском пространстве коллекцию сортов яблони селекции Исаева и приступил к их изучению и размножению. И воистину чудо из чудес — это заложение самой полной на сегодняшний день коллекции сортов С.И. Исаева (34 наименования, по 10 деревьев каждого сорта) в знаменитом подмосковном Ивантеевском лесопитомнике, где уже началось и их размножение.

Посадочный материал для всех эти садов надежно и качественно размножен выпускницей Тимирязевской академии, работавшей в начале 90-х годов на Плодовой станции ТСХА, Татьяной Сергеевной Аскретковой в ее подмосковном питомнике «Яблонька». Черенки для размножения брались с маточных деревьев генофонда С.И. Исаева, высаженных у самой Татьяны Сергеевны, из Ботанического сада МГУ и нашего семейного сада в Переделкино-Мичуринец.

 

Цветут семидесятилетние яблони, посаженные Исаевым С.И. в ботаническом саду МГУ

 

Этот яблоневый сад МГУ — единственный уцелевший научный сад С.И. Исаева, посаженный им в 1950 году. Это было время завершения строительства здания МГУ на Воробьевых (тогда Ленинских) горах, научного переоборудования университета и закладки около главного здания Ботанического сада. В этом саду Сергей Иванович высадил коллекцию сортов яблони из более 100 наименований. Среди них были и его первые сорта, уже тогда появившиеся, и перспективные элитные сеянцы (потенциально будущие сорта) из Мичуринска. Сортовой состав коллекционного сада по докладу С.И. Исаева был рассмотрен и одобрен на совещании при Центральной генетической лаборатории имени И.В. Мичурина с участием ведущих селекционеров-садоводов страны. В Мичуринске же и вырастили саженцы.

В этом саду мне было суждено сразу же после окончания Тимирязевской академии проработать с 1959 года почти 20 лет. И, кстати, принята я сюда была как «садовый рабочий». Я горжусь этим и уверена, что каждый профессиональный садовод должен начинать с этого. Вскоре мне поручат научное наблюдение за коллекцией, то что принято называть сортоизучением. Я воочию увижу великое разнообразие сортов яблони России, и как в состязании с этим обширным генофондом еще лишь недавно появившиеся сорта отца завоевывают все большую и большую популярность, а элитные сеянцы выдерживают конкуренцию и становятся признанными сортами. Важно, что сортоизучение в этом саду велось в условиях высокой агротехники и благоприятного микроклимата Воробьевых гор. Это позволило оценить сорта при наиболее полном раскрытии ими своих потенциальных возможностей.

Фотографии Андрея Лысикова. Благодарю автора за разрешение опубликовать их на моем сайте.

Сад на фотографиях смотрится замечательно, за это спасибо профессиональному фотографу Андрею Лысикову, но я, к сожалению, вижу, что того ухода за садом, который я помню, уже нет. А жаль, ведь это, скорее всего, последний многолетний коллекционный сад яблони в нашей стране.

 

Семидесятилетнее дерево-сад в семейном саду Исаевых. Переделкино-Мичуринец

 

История этого дерева уходит в середину 50-х годов прошлого века, когда Сергей Иванович, получив за свои первые сорта Сталинскую премию, перепривил ими неизвестно откуда попавшую в нас семейный сад, как помнится, пяти-семилетнюю дикую яблоню (дичку). А потом по мере появления новых сортов будет перепрививать ими на растущем дереве все новые и новые ветки.

Ровесница яблоням в Ботаническом саду МГУ, она стала огромным деревом, где и место-то прививок трудно отыскать. Многие из них со временем погибли, но, думаю, что были годы, когда число сортов доходило и до двадцати, а может быть, было и больше. И наши часто неискушенные гости с удивлением рассматривали дерево, где одни ветки были покрыты зеленовато-золотистыми яблоками (Народное, Пионерское, Россиянка, Московское позднее), другие ярко-красными (Услада, Студенческое, Московское красное), видны были и мелкие яблочки (типа «китаек») — это плодоносили специально оставленные несколько веток самой дички. И когда по весне в садах России покрывается белым цветом бесчисленное множество яблоневых деревьев сортов Исаева, в нашем семейном саду цветет селекционное наследие и рукотворство Сергея Ивановича — его сказочное дерево-сад.

Место прививки. Сколько же ей лет? И не припомнится…

 

Генофонд С.И. Исаева цветет в монастырских садах, 2020 год

 

Сады из сортов Исаева заложены в пяти монастырях города Тверь и области. В настоящее время они являются не только хранителями генофонда С.И. Исаева, но и активными распространителями черенков его сортов для их дальнейшего размножения, одним словом «грибницами».

Ну а почему в монастырях? А было так. Когда я в конце 80-х годов осознала нависшую над генофондом плодовых угрозу исчезновения, то, забросив все свои дела, начала искать пути удержания на земле хотя бы сортов отца. Ведь еще лишь какие-нибудь 10-20 лет тому назад эти сорта размножились миллионами деревьев и ими была заложена почти четверть садов центра и северо-запада России. Спасение генофонда лишь одними просветительскими действиями — бесчисленными выступлениями в прессе и непосредственно перед садоводами, «хождением» по начальству, ведением авторского сайта в Интернете — несомненно были очень нужным, но коренным образом эту проблему не решало. Надо было сделать главное — сохранить их «грибницу» (есть грибница — есть грибы, нет грибницы — нет грибов), посадить коллекции.

Создать коллекционный участок с питомником мне не удалось. Хотя у меня даже было письмо, подписанное Ю.М. Лужковым, о выделении на это дело 50 Га земли в пределах МКАД. Я даже держала это письмо в руках в каком-то присутственном месте (уже и не помню в каком), куда меня специально вызвали, но его мне не отдали, а потом видимо украли. В это время начинался бум строительства коттеджных поселков и мне с моим менталитетом соревноваться с молодцами, рванувшимися в этот бизнес, было бессмысленно. Не получилось с землей и в других местах, даже других областях.

В это время начиналось возрождение монастырей. И я в поисках земли на граничащих с Московской областью территориях боковым зрением стала приглядываться к той несомненно созидательной работе, которая шла на руинах за их стенами. Вскоре ко мне, по началу очень робко, но уже стали обращаться их представители за помощью в посадке сада. К сожалению, дальше разговоров дело обычно не шло. Я же все больше и больше осознавала, что мои возможности сохранить для будущих поколений россиян отцовские сорта лежат в насаждении из них монастырских садов. Монастыри для своих нужд получат надежные по комплексной устойчивости и качеству плодов товарные насаждения яблони, которые одновременно будут «грибницами» для сохранения и дальнейшего размножения этих сортов. А там, глядишь, и сами начнут что-то размножать. Ведь именно так, с монастырей, и пошло когда-то наше отечественное садоводство…

Первый такой монастырский сад, ставший прообразом того, о котором мечталось, я посадила в далеком 1992 году в Калужской области (Вот это да! Больше двадцати лет назад!!!) Потом будут сады в Ивановской области. Но по-настоящему мои мечта и дело будут реализованы в пяти женских монастырях Тверской области. Первым из них станет Воскресенский женский Оршин монастырь, с которого я и начну свою садово-монастырскую ОДИССЕЮ.

Вознесенский Оршин монастырь, Тверская область

Подробнее о монастыре и саде читайте здесь.

 

 

 

Свято-Екатерининский монастырь, город Тверь

Подробнее о монастыре и саде читайте здесь.

 

Христорождественский монастырь, город Тверь

 

Николаевский Клобуков монастырь, город Кашин (фотографии 2019 года)

 

В лучах заходящего солнца.

 

Верхневолжский Ольгинский монастырь

Материал находится в разработке!

Сад, которого нет

Ольгинский монастырь расположен на истоке Волги — первом роднике ее рождения, где еще недавно было старинное село Волговерховье. Сейчас от него осталось лишь несколько, да и то брошенных, а большей частью уже и разрушенных, домов.

А в окрест суровая красота Русского Севера — безбрежье разнотравья, бесконечное небо, зеленый лес, прозрачный воздух и… на 100 км ни души.

Жизнь в этих местах круглогодично поддерживается в стенах скромного, но очень уютного, деревянной постройки, Ольгинского монастыря.

Живут здесь, во главе с игуменьей Софией, всего лишь несколько насельниц. Живут трудной, я бы сказала даже опасной, жизнью, но в обители покой и даже какая-то тихая радость. Игуменью Софию я знала еще по Екатериненскому монастырю в Твери, где она была послушницей и участвовала вместе со мной в уходе за садом. Ну и конечно, когда пришла пора, она попросила меня помочь с садом в Ольгинском монастыре.

Эта дорога доходит только до ворот монастыря, а дальше уже ничего нет.

 

Готовясь к посадке сада я понимала, что в здешних условиях могут произрастать только самые зимостойкие сорта яблони. Но меня это не очень пугало. Я уже заранее знала, что отберу для посадки несколько высокозимостойких мелкоплодных сортов (типа Ранеток и полукультурок) сибирской селекции и 2-3, может быть больше, самых зимостойких крупноплодных из сортов отца.

Возможность успешного выращивания здесь сибирских Ранеток подтверждалась растущими рядом с монастырем несколькими деревьями этого типа на, по-видимому, некогда бывшей здесь крестьянской усадьбе. Так обычно бывает в брошенных деревнях, где дом уже исчез, а посаженные когда-то рядом с ним яблони все еще живут.

Яблоня типа Ранеток…

…ранней весной еще без листьев

…летом с листвой

Но основное препятствие в разведении в этих местах сада заключалось не столько в морозных зимах, сколько в почвенных условиях. Я еще в первый приезд обратила внимание, что высокотравие здесь не повсеместно, но много земли покрыто травой, которая не растет выше буквально 2-5 см. А это значит, что не образуется обычная корневая система и соответственно гумусная почва. Причина могла быть только в почвенных условиях — качестве почвы и насыщенности ее водой, что и подтвердилось уже при подготовке посадочных ям.

На таком низкотравье толщина плодородной почвы не больше 2-5 см, и расти здесь ничего не может.

Насельницы Ольгиснкого монастырь для выращивания на этой земле овощей формируют толстую плодородную «подушку».

Стало очевидно что для посадки саженцев надо будет увеличить размер ям и полностью заменить бесплодную землю на специально приготовленный грунт.

Посадка сада

Понимая всю сложность условий для жизни будущего сада, посадку решили вести лишь в стенах монастыря.

За 100 км был завезен грунт.

Заготовили огородную землю.

Заготовили щепки. Они потребуются для улучшения структуры почвенной смеси, которой будут заполнены посадочные ямы.

Начали копать двухметровые ямы. И, батюшки мои, многое чего видела, но такую «мертвую» глину!!!

А тут еще грунтовая вода поднялась.

Посмотрела я на все это и… загрустила. Места для сада гиблые. Помните у А.С. Пушкина в «Песне о вещем Олеге»: «так вот где таилась погибель моя…». У Олега — в его любимом коне. У нас для сада — в земле, которой попросту нет, а есть мертвая и, главное, заболоченная глина. Но от посадок не отказалась, решив сделать все возможное, чтобы деревьям в первые годы жизни было комфортно, а дальше, может быть, окрепнув, при хорошем уходе, они выдержат. Любой опыт, даже отрицательный, всегда результативен.

Сделали дренаж.

 

Но я понимала, что он по-настоящему не спасет. Поэтому часть саженцев посадили на холмики.

И хотя холмики предполагалось вскоре расширить и приподнять, уверенности, что в морозные зимы и даже под снегом корни не подмерзнут, у меня не было.

Но всё же все радовались! Свершилось, яблони посажены!

Уход за молодым садом

По началу яблони росли нормально, и особых тревог по поводу их у меня не было. Деревца надежно защитили высокой сеткой от зайцев, а главное, местных злодеев — козы и петуха. Петух был приемным сыном козы — в цыплячьем возрасте он вырос у нее на вымени. И теперь, если не доглядеть, они парой устремляются к молоденьким яблонькам, петух — чтобы в поисках червячков-букашек разбросать, оголяя корни, мягкую землю приствольных кругов, коза — успеть полакомиться молодыми побегами. К сожалению, пока не соорудили ограждения, вред эта парочка принесла не малый.

Местная кошка — как и в других монастырях, настоящая защитница молодого сада от мышей.

Монастырь и окрестности

Обрезка деревьев

Каждая весна начиналась с объяснения особенностей обрезки повзрослевших на год яблонек.

А росли яблоньки «как на дрожжах». И это, прежде всего, влияние на них длинного летнего дня Русского Севера. Помните у А.С. Пушкина когда: «одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса». Яблоня, как принято говорить научным языком, относится к растениям длинного дня — то есть они в этих условиях ускоряют развитие. Этим яблонькам всего четвертый год, и насколько же они старше выглядят.

Снижение кроны.

Обратите внимание, как одновременно с обрезкой ведется исправление острых углов отхождения веток на более пологие. Ветки наклоняются, и их наклон (а значит и угол отхождения) фиксируется веревками (любого шпагатового типа), которые закрепляются на земле кирпичами.

Все срезы тщательно замазываются садовым варом. А жестяные банки — это для отпугивания кротов. Говорят, помогает, и насельницы тоже это подтверждают.

Особенности обрезки яблони в стелющейся форме. Уральский стланцевый полукарлик, сорт Ковровое.

Сорта

Первое плодоношение началось на третий-четвертый год после посадки.

Яблоня сорта Пионерское.

Слева сорт Детское, справа сорт Символ.

Сорт Юный натуралист.

От Нижнего Поволжья до Верховья Волги

«Вверх по Матушке по Волге…»

И вот что важно: когда я однажды спросила отца, почему он переехал из Мичуринска в Саратов (и, кстати, конечно, не зная, что через две недели начнется война), он ответил: «Хотел заняться знаменитым садоводством Нижнего Поволжья». Нижнее Поволжье — это низовье Волги, ее устье — Астраханская, Волгоградская, Саратовская области. Места эти с засушливым, знойным, суховейным летом и морозобойными, метельными зимами. И садоводство здесь особое — Нижневолжское, со специфической агротехникой и необычайно стойкими к засухе и морозам яблоневыми деревьями, в основном из местных сортов народной селекции. Война помешала планам отца. В 50-е годы он вернется в Москву, станет профессором Московского университета (МГУ), но не прервет селекционную работу. Созданными сортами он оставит о себе память и в садоводстве Нижнего Поволжья. Здесь будут районированы его наиболее удачные для местных условий сорта: Память Мичурина, Ломоносовское, Десертное Исаева, Избранница, ну и конечно же, знаменитый Северный Синап, который, например, в Саратовской области стал самым распространенным и любимым. С появлением у отца еще более новых сортов, этот список расширен.

Сорта С.И. Исаева начнут разводить и в областях Средней Волги. В 2009 году здесь даже заложат коллекционный маточный сад из его сортов (30 сортов по 30 деревьев) в знаменитом Лысковском плодопитомнике (Нижегородская обл.).

Коллекционный маточный сад в Лысковском питомнике в двухлетнем возрасте

 

 

К 70-м годам ушедшего столетия сорта С.И. Исаева доберутся и до Верхней Волги. Они будут изучены в условиях далеко не самой благополучной для разведения садов Тверской области, и некоторые из них будут признаны вполне для нее подходящими и даже более интересными, чем многие здесь произрастающие. Ну и конечно, самую уникальную проверку на прочность сорта отца прошли в совершенно неподходящих, гиблых для садоводства, местах севера Тверской области — в Верховье Волги, на самом истоке ее зарождения, в стенах Ольгинского монастыря. Особенно хорошо себя показал Юный натуралист — один из наиболее зимостойких и какой-то по-особенному устойчивый осенний сорт с очень нарядными и вкусными плодами.

Корзиночка с экологически чистыми необычайно привлекательными яблоками этого сорта свидетельствует о том, что даже в этих, кажущихся по началу гиблыми для садоводства, местах могут расти не только сибирские Ранетки, но и крупноплодные сорта.

Но самое главное, и несомненно символичное, что именно в Верховье Волги в Тверской области в четырех женских монастырях будут высажены коллекции сортов С.И. Исаева. Так будет сохранен его генофонд — грибница для будущих садов России. Отсюда эти сорта придут в знаменитый Ивантеевский лесопитомник и двинутся далее по всем весям и городам России. Делятся черенками этих сортов и сами монастыри. И я думаю, что, мечтая поработать на благо знаменитого садоводства Нижнего Поволжья, отец вряд ли предполагал, что его сорта займут достойное место не только в Низовье Волги, но поднимутся и к самому ее Истоку — первому роднику зарождения…

Исток Волги

Сад памяти С.И. Исаева в Казахстане

Сад заложен на площади 7 га близ г. Уральска Западно-Казахстанской области, граничащей на севере с Самарской и Оренбургской областями Российской Федерации, выпускниками местного сельско-хозяйственного института Кайратом Каримовым и его супругой Розой Умурзаковой.

Всего лишь 5 лет назад здесь были заросли старого одичалого и больного яблоневого сада, а сейчас это цветущий оазис, где произрастают многочисленные сорта яблони, винограда, декоративные и лекарственные растения, собрана большая коллекция клоновых подвоев яблони. Это единственный сад на постсоветском пространстве, где собран практически полный генофонд яблони сортов С.И. Исаева, ведется их размножение, а также научно-производственная работа по их изучению.

На сегодняшний день Кайрат и Роза учатся в аспирантуре Оренбургского государственного университета и пишут диссертации по изучению сортов и подвоев яблони и подбору сорто-подвойных комбинаций. Оригинально в этих исследованиях не просто в отдельности изучение сорта или подвоя, а именно оценка привойно-подвойных комбинаций.

Подробнее история создания сада здесь:

Цветение молодого сада и саженцев, посаженных в его междурядьях.

Супруга Кайрата Роза Умурзакова за изучением и опылением саженцев в связи с их возможным урожаем. Слева с дочерью, а справа с сыном.

 

Цветение двухлетних саженцев, размноженных окулировкой.

Репортаж о саде-питомнике памяти С.И. Исаева на республиканском телеканале «ХАБАР».

Видеоролик «Менің кіші Отанымның символы» («Символ моей малой Родины») для участия в республиканском проекте ученицы 9-го класса НИШ (Назарбаев Интеллектуальная Школа) Карлыбаевой Назым.

Оставить комментарий