«Глупое счастье» Кайрата Каримова - Плодовый сад

«Глупое счастье» Кайрата Каримова

 

Газета «ИНФОРМБИРЖА news»
6 сентября 2018, НОМЕР ГАЗЕТЫ: 36 (1261)

 

Журналистская профессия хороша тем, что порой она знакомит с людьми, от общения с которыми начинаешь верить – все у нас будет хорошо. Потому что есть на Земле такие люди, на которых она и держится. Хотя Роза Умурзакова и Кайрат Каримов считают, что наоборот – это земля их держит и не отпускает. Земля и мечта – вырастить на ней Сад.

Именно – так, с большой буквы. Потому что будет в этом саду великое множество сортов яблонь, винограда, персиков, орехов и разных красивых экзотических и редких растений, которые никогда здесь не росли, но обязательно вырастут, пробьют «нежным темечком адскую твердь» нашей земли и станет она им родной. 

Это будет что-то вроде Ноева ковчега для растений – чтобы сохранить их генофонд для грядущих поколений, а может быть, вывести новые сорта – более приспособленные к нашему климату, устойчивые к болезням, с плодами красивыми, вкусными и витаминными. И будет этот сад украшать землю и вдохновлять своей красотой поэтов.

IMG_6472

«Наследье таинственной благодати»

Воплощать свою красивую мечту в жизнь Кайрат и Роза начали пять лет назад с дел прозаических. Прошли через все бюрократические процедуры и получили пять гектаров земли на Садовском полуострове. Труд предстоял адский – заросший одичавшими яблонями участок надо было, прежде всего, очистить от бурелома, выкорчевать пни и старые деревья. Все свои сбережения вложили в это дело. «Очень дорогостоящее», – говорит Кайрат. А Роза добавляет, что на одну выкорчевку деревьев и очистку территории они затратили столько, что можно было купить квартиру в Астане.

С тех пор все, что зарабатывают, тратят на свой сад.

Сделано много – подведено электричество, проведен водопровод. Воду берут из Чагана, но мотор стоит на участке – чтобы не тревожить рыбу в реке, у них вообще ко всему живому отношение трепетное. Тоненькие трубки капельного орошения подведены к каждой яблоньке, которые за лето поднялись уже на метр с лишним. А виноград, который два месяца назад лежал в траншеях, даже плодоносит, и нам предлагают попробовать от каждого сорта.

– Мы собрали полную коллекцию сортов яблонь, выведенных выдающимся селекционером двадцатого века Сергеем Ивановичем Исаевым. Он профессор, ученик и последователь самого Мичурина. Сергей Иванович внес неоценимый вклад в сортообразование яблонь, его методикой селекции пользуются до сих пор, – рассказывая, Кайрат и Роза показывают нам разные сорта яблонь. – Десертное, Конфетное, Россиянка, Победитель. А это – Медуница – плоды большие и такие сладкие, что трудно уберечь от ос. У нас здесь 140 сортов яблонь разной селекции и 120 винограда.

Грибница садов Евразии

Свой сад, который они решили сделать опытно-экспериментальным участком, Роза и Кайрат назвали именем Исаева. Они подружились с дочерью Сергея Ивановича, которая живет в Москве.

– Ирина Сергеевна – доктор сельскохозяйственных наук, научный сотрудник ботанического сада при МГУ, автор многих научных работ, продолжательница дела своего отца. И наш сад во многом ее заслуга, – говорит Кайрат. – Тут все сорта яблонь, выведенных ее отцом – белорусской, американской селекции. Ей уже больше восьмидесяти лет, но она помогает садоводам во всем мире. Ирина Сергеевна ведет единственный в мире научно-просветительский сайт по садоводству, через него мы и познакомились. Она нам помогает и литературой, и советом, и семенным материалом.

Знакомство вскоре переросло в дружбу: Ирина Сергеевна сразу разглядела в супругах единомышленников и нарадоваться не могла, что в далеком Казахстане есть люди, одержимые той же мечтой, что ее отец, такие же энтузиасты, как и она сама, и что плоды труда ее отца востребованы. Кайрата она называет «своим сыном от садоводства», «неистовым энтузиастом», «прямым наследником дела Мичурина и таинственной его благодати», а посаженный им сад – «грибницей будущих садов Евразии». Это она «благословила» Кайрата «на сад», это благодаря Ирине Сергеевне они решили заняться научной работой, поступили в аспирантуру Оренбургского университета и оба готовятся защищать диссертации.

– Ирина Сергеевна говорит – раз у вас такой экспериментальный участок, и вы ведете наблюдение за растениями, надо, чтобы это нашло отражение в научных работах, чтобы вашим опытом могли воспользоваться другие садоводы.

IMG_6523

С Ириной Сергеевной Исаевой и Маиной Владимировной Каньшиной (селекционером, создателем зимостойких сортов черешни) на съезде Ассоциации производителей посадочного материала России, 2016 г.

 

Я подумала, что у Розы и Кайрата будут по-настоящему научные диссертации, написанные на основе разработок ведущих специалистов в этой области и собственных опытов и наблюдений, что, надо сказать, сегодня большая редкость.

Кайрат и Роза встречались с Ириной Исаевой лично, побывали в знаменитом Ивантеевском лесопитомнике, с которым с тех пор сотрудничают.

Они сотрудничают и с ботаническим садом МГУ, и со многими другими научно-исследовательскими центрами садоводства и питомниками в разных республиках.

– Сотрудничаем со Свердловским питомником, таджикским, недавно подписали договор еще и с Жигулевским садом, – сказал Кайрат.

И мне подумалось, что растения, сады – они еще и объединяющая какая-то сила.

Мы идем среди идеально ровных рядов яблонек, что является особой гордостью Кайрата.
– Посмотрите с любого ракурса, – обращает он на это внимание.

И правда: куда ни посмотри – хоть вдоль рядов, хоть поперек и даже по диагонали – саженцы стоят строго по одной линии с равным интервалом, как солдаты на параде.

– Это важно – такая точность? – спрашиваю садоводов.

– Кайрат любит, чтобы все было идеально, – отвечает Роза. – Мы и циркулем мерили расстояние между саженцами, и бечевку натягивали, чтобы ровно было. Но Кайрат геодезистов привез, теперь наш сад из космоса виден, и у каждой яблоньки есть свои координаты. На компьютере можно найти расположение любого саженца.

Их тысячи – у каждого ствола крепкий кол, вокруг еще несколько, к которым привязаны ветки для правильного формирования дерева – кропотливая работа, если учесть, что саженцев – тысячи…

– Неужели все вдвоем?

Роза отвечает, что помощникам доверяют только сорняки, остальное – сами.

И все нужно сделать в определенные сроки, не упустить время. Весной она за несколько дней сделала семенной подвой четырем тысячам саженцев. (Семенной подвой – тема ее диссертации).

К каждому деревцу подходит тонкая трубка капельного полива. Кайрат рассказывает о преимуществах такого полива: при обычном вода не проникает глубоко, а при таком орошении влага добирается до самых корней. И воды меньше расходуется, и в почве не происходит засоления.

– От обильного полива на поверхности земли появляется белесый налет – это соли. Земля теряет калий, магний, другие ценные минералы, – говорит Кайрат.

Они наперебой рассказывают о сортах, о подвоях, прививках, вегетации, о болезнях растений, о том, сколько витаминов содержится в ста граммах плода того или иного сорта, но это было не то, зачем мы сюда приехали во второй уже раз, и я настырно задаю им один вопрос в разных интерпретациях: зачем им это нужно? Почему они вместо виллы на берегу моря, собственной яхты или отдыха в каком-нибудь Куршевеле, с утра до ночи вкалывают как рабы на плантации и вкладывают деньги в предприятие, которое еще неизвестно когда будет давать доход?

А может, и вообще не будет?

Они избегают какого-либо пафоса в словах, в том смысле, что цветущий сад – это их мечта и прочей красивой романтики, которой я от них жду, и отвечают просто: «Нам это нравится».

– Но откуда эта тяга к земле у городских жителей, экономистов по образованию и предпринимателей по призванию?

– Откуда у нас тяга, Кайрат? – с иронией в голосе кричит Роза вслед мужу, уходящему от этих вопросов, и серьезно отвечает:

– Может быть, с возрастом, может быть, генетически…

– У вас в роду были садоводы? – обрадовалась я.

– Мой дедушка Токсеит Умурзаков был агрономом и когда работал директором совхоза «Красный маяк» в Таскалинском районе, посадил парк в Кирово. Когда ездил по отделениям совхоза, привозил с собой саженцы и всех жителей заставлял сажать их возле своих домов, – рассказывает Роза.

– Но с чего все началось?

– Началось, наверное, с дачи. У нас тут недалеко дача. Я люблю клубнику, а Кайрат везде сажал виноград – у него каких только сортов нет. В общем,

Кайрат, конечно, победил – стал он у меня землю отжимать, – улыбается Роза этим воспоминаниям. – В общем, шести соток нам стало мало.

Сады растить – нелегкое призванье

Но дело не в клубнике, не в шести сотках и даже не в генетике, а в чем-то намного большем. То, о чем молчал Кайрат, но сказала в своем письме Ирина Сергеевна Исаева и в своих стихах поэтесса Галина Якунина, и в своем посвящении профессор Капелюшный, подаривший Кайрату – «соратнику, энтузиасту, пропагандисту одной из древнейших садовых культур, большому труженику» – свою книгу о винограде.

Я поняла это еще до того, как они разложили перед нами книги и альбомы. Среди редких изданий по садоводству – томик воспоминаний о Марине Цветаевой «Последний луч серебряного века» издательства Дома-музея ее имени. На титульном листе дарственная надпись: «Дорогим моим Розе и Кайрату – книгу об Анастасии Ивановне Цветаевой, счастьем дружбы с которой были озарены годы моей зрелости, что и сейчас «последним лучом серебряного века», помогает мне жить и работать в любых обстоятельствах нашего непростого времени. «Доколь, – как писала она – служенья факел не потух». И подпись – И. Исаева. Москва, 28. 12. 2017 г. См. стр. 62.

– Ирина Сергеевна дружила с Мариной Цветаевой!? – не могу я сдержать восхищения и зависти от их знакомства с таким человеком.

– В этой книге есть и ее воспоминания, – говорит Кайрат. – Ирина Сергеевна – это человек-эпоха, близко дружившая со многими выдающимися людьми ХХ века, в том числе и с Мариной Ивановной Цветаевой. Я безмерно рад нашим с ней теплым отношениям. (Техническая ошибка — И. С. Исаева дружила с Анастасией Цветаевой, сестрой Марины Цветаевой — прим. И.С. Исаевой).

А когда мне показывают томик стихов дальневосточной поэтессы Галины Якуниной, посвятившей Кайрату свое стихотворение, у меня больше нет вопроса, зачем им все это нужно. Ведь не спрашивают поэта, зачем он пишет стихи! А чтобы сажать сады, нужно в душе быть поэтом! Хотя я, наверное, не ошибусь, если предположу, что Кайрат поэт не только в душе, что он и сам пишет стихи.

Но каким образом поэтесса Галина Якунина из далекого Владивостока знает о Кайрате Каримове из Уральска? «Как познакомились?» – переспросил он. – Стихотворение ее прочитал, понравилось, я ей написал, стали переписываться».

Это стихотворение – как будто о нем самом.

Люблю людей, которые растут,
Которых не страшит мещанский суд,
Которые единственною властью
Негромкий голос сердца признают.
Люблю людей, которые растут
И, оступаясь, падая – встают,
И знают цену и любви, и дружбе,
Поскольку сами их не предают.
Спроси людей, которые растут:
Зачем они себя не берегут?
На острие, на грани, на пределе –
Зачем непоправимо сердце рвут?
Они молчат устало, но – идут,
Их даже те, кто любит, не поймут.
Сады растить – нелегкое призванье,
Растить себя – нечеловечий труд.
Люблю людей, которые растут.

Когда Галина Якунина узнала «о нелегком призвании» Кайрата «сады растить», она посвятила ему стихотворение «Судьба». Оно вошло в сборник поэтессы «Опыт счастья».

О, наука души –
через боль прорастать,
Обретая с годами особую стать.
Восходить одиноко
Сквозь страх и сквозь ложь,
Даже толком не зная,
Зачем ты растешь.
Пробивать нежным темечком
Адскую твердь,
Не заметив во тьме,
Как пророс через смерть,
И взойти, наконец,
Средь рассветных вершин
И увидеть, что ты – не один.
Не один!

Пока живут на свете чудаки

Вот только почему-то «не один» Кайрат (вместе с Розой, конечно) с теми, кто далеко. А на мой вопрос, помогают ли ему в его начинании здесь – ответа не было. А проблемы, по всей видимости, есть.

В одном из своих посланий Галина пишет Кайрату: «…И пока такие люди есть на земле, наша страна будет жить. И жизнь на планете сохранится. Это безмолвное противостояние злу и всяческой подлости – очень серьезная и очень трудная борьба за жизнь и будущее всего человечества. Она была всегда. И всякий раз оказывалось, что самый слабый луч сильнее самой темной ночи, а слабый росток сильнее бетона. Этим и будем держаться, друг мой! Молюсь, чтобы ваших сил хватило на то непомерное дело, которое по плечу только вам и вашим друзьям».

Когда мы на ковре, расстеленном на траве, рассматривали все это богатство – книги, стихи, посвящения от известных людей – у меня невольно вырвалось: «Чудные вы люди!». Чудаками называют их и в далеком Приморье. Кайрат дал мне прочитать одно из писем Галины Якуниной, в котором она пишет: «Рассказываю о вас и вашем саде на всех презентациях и творческих вечерах. Народ слушает удивленно, порой недоверчиво: в наше время есть такие чудаки? Есть, отвечаю… И слава Богу, потому что на них земля держится. Спасибо вам, Кайрат, за то, что вы есть. Если когда-нибудь встретимся на земле Приморья или Казахстана, это будет еще один подарок судьбы».

Все-таки, есть связь между цветущим садом и поэзией! В конце разговора Роза выдала «тайну» – Кайрат любит стихи, и его любимый поэт – Сергей Есенин. Почему-то я так и думала. Без всяких эмоций, в той же сдержанной манере, в какой он рассказывал о прививках, Кайрат прочитал свое любимое: «Вот оно, глупое счастье, с белыми окнами в сад! По пруду лебедем красным плавает тихо закат…».

«Глупое счастье» Кайрата Каримова тихо шелестело листьями, обещая уже на будущий год подарить чудо цветения. И теперь, когда мне станет грустно от подлости, пошлости, жлобства, я буду представлять это белопенное чудо и прекрасные лица Кайрата и Розы. И думать – все будет хорошо.

IMG_6493

Автор: 
Фото: Ярослав Кулик
06.09.2018

Оставить комментарий