Вознесенский Оршин монастырь

О Вознесенском Оршине монастыре

Вид Оршина Монастыря

Вознесенский Оршин монастырь расположен в 22 км к востоку от Твери, в очень живописном месте на левом берегу Волги при впадении в нее речки Орши, по имени которой он и был назван Оршиным. Это один из самых древних и значимых тверских монастырей, основанный, по-видимому, еще в ХIV веке (первое письменное упоминание датируется ХV веком). В смутное время ХVII века он неоднократно подвергался разорению и убиению монахов польско-литовскими нашествиями и в последующие два столетия так и не смог восстановиться. К началу ХХ века в монастыре оставалось всего лишь несколько насельников, и было решено преобразовать его в женский.

Стремительное возрождение уже женского Оршинского монастыря началось с 1903 года, когда сюда приехала игуменья Евдоксия с восемью сестрами. Через десять лет здесь уже было 140 насельниц. Неизменно совершалось главное монашеское деяние – молитвы, и в то же время велось активное строительство, сестры рукодельничали, процветала иконопись. В монастырской церковно-приходской школе обучались крестьянские дети, был открыт приемный покой для амбулаторных больных, а во время первой мировой войны приют для детей погибших воинов.

В 1919 году Оршинская обитель разделила судьбу всех монастырей России – она была закрыта, сестры выселены. Знаменитый монастырский храм Вознесения Господня оставался действующим до 1937 года, а потом был отдан  под зернохранилище.

Вновь монашеская жизнь в обители началась в 1992 году. По весне сюда прибыли три девушки – первая настоятельница вновь открытого монастыря игуменья Иулиания (Ритониеми Кирси Марита) и две ее подруги из подмосковного монастыря (г. Коломна) – с рюкзаками на плечах, молодые, полные энтузиазма. За монастырской оградой их встретил разоренный храм и совершенно непригодный для жизни небольшой каменный корпус ХIХ века. Никаких других монастырских построек не сохранилось. И вновь, как в начале ХХ века, женщины начали стремительное возрождение обители.

В 1996 году игуменья Иулиания была переведена в Тверь настоятельницей Екатериновского монастыря, а в Оршин монастырь настоятельн ицей была назначена одна из приехавших с ней подруг Катя Инбер, ставшая игуменьей Евпраксией. Кстати, вторая – Люба Лобанова – станет настоятельницей расположенного тоже в Твери Христорождественского монастыря, игуменьей Ларисой. Во всех этих трех монастырях сейчас плодоносят «мои сады».

2. Вид Оршина монастыря

С матушкой Евпраксией я познакомилась волею случая (хотя ничего случайного не бывает) в Москве, и она попросила меня помочь монастырю с садом. Я с радостью согласилась и очень скоро, по ее приглашению, приехала на пару недель в монастырь погостить: осмотреться, продумать предстоящую работу. Обитель во многом уже была восстановлена и жила напряженной монашеской жизнью. В первично отреставрированном храме Вознесения Господня регулярно шли службы, в которых, помимо уже достаточного числа насельниц, участвовали и миряне – местные жители, и даже гости из Твери, Москвы, Петербурга. К монастырю сквозь сосновый лес была проложена дорога, проведен газ, возведены какие-то строения.

Как бы в продолжение традиций монастыря начала ХХ века, создан приют-пансион для девочек 5 – 18 лет, обычно из неблагополучных или многодетных семей. Вскоре он был преобразован в монастырский социально-реабилитационный детский центр для православных девочек «Родник». Детям построен большой, комфортабельный, светлый дом, где они живут и учатся (смотреть видеорассказ о детском центре).

Воспитанием девочек занимаются монастырские сестры, образованием по школьной программе – профессиональные педагоги. А еще под руководством профессионалов они рисуют, поют, музицируют, занимаются лепкой, ставят спектакли, для которых сами же готовят декорации, шьют костюмы. Но, конечно же, самое главное – это включение их в активную монастырскую жизнь.

По окончании школы девочки сами выбирают свой дальнейший путь: большинство остается в монастыре, кто-то возвращается, как они говорят, «в мир». Некоторые из оставшихся заочно учатся в тверских институтах, становятся более чем востребованными для монастырской жизни учителями, агрономами… (в монастыре огород, пасека, скотный двор, а теперь еще и сад). Все больше и больше среди них становится и принявших постриг.

Мне нравится это первое, воспитанное в приюте «Родник» поколение монастырских насельниц – внутренне свободных, работящих, приветливых, глубоко включенных в монастырскую жизнь и отдающих отчет своему выбору. Это они-то подростками и даже еще детьми стали основными монастырскими садостроительницами: сначала как «пробу пера» небольшого, за пределами монастыря, а в 2006 году – основного, уже на монастырской территории.

Вот они — мои монастырские садостроительницы:

Вот они монастырские садостроительницы

Вот они монастырские садостроительницы

Вот они монастырские садостроительницы

С ними… «и на Марсе будут яблони цвести»:

С ними и на Марсе будут яблони цвести

С ними и на Марсе будут яблони цвести

Подробнее см. «Сады на песке».

Каждая из садостроительниц пометит посаженные ею деревца, чтобы потом, год от года, видеть, как они будут расти и мужать, какие дадут яблоки. Они выросли вместе с садом, или, говоря иначе, сад вырос вместе с ними, зацвел, заплодоносил…  А за это время из «Родника» в монастырскую жизнь вступили новые сестры (всего через «Родник» прошло более 80-ти девочек). Они встретились уже с плодоносящим садом и хорошо знают вкус его яблок (и даже по сортам), потому что вдоволь получают их на трапезе. Ну а совсем маленькие девочки, как и все дети, которые рисуют все, что им кажется важным, значимым, рисуют сад:

Сад глазами детей

Сад глазами детей

 

Оставить комментарий