Л.И. Вигоров… Мысли, идеи, открытия - Плодовый сад

Л.И. Вигоров… Мысли, идеи, открытия

Эта статья –  скорее всего первая попытка оценить значимость разработанных Л. И. Вигоровым ряда медицинских аспектов лечебного садоводства в свете состояния современной науки и стремительно изменяющейся экологии. Она особо интересна тем, что ее автор, Д. Н. Босенко – профессиональный врач и одновременно садовод-опытник. Живет он в Кургане, но частенько бывает в Екатеринбурге и, что важно – и в Уральском лесотехническом институте, где работал Л. И. Вигоров. А это еще больше повышает значимость им написанного, и кстати, специально для нашего сайта.

 И. С. Исаева

 Эту статью я посвящаю видному русскому учёному биохимику, физиологу растений, первооткрывателю во многих отраслях растениеводства, профессору Уральского лесотехнического института Леониду Ивановичу Вигорову, до 1937 года – Алексею Ивановичу Бедро.

Родился он 15.01.1913 года в г. Минусинске, был сыном выдающегося русского учёного, агронома, садовода Ивана Прохоровича Бедро, в саду которого, расположенном на Татарском острове на реке Енисей, он провёл детство и юность, помогая отцу в его работе. В 1928 году закончил школу, в октябре 1931 года был зачислен в Томский государственный институт, который закончил с отличием. С 1936 по 1939 год работал ассистентом и и.о. заведующего кафедрой биохимии Новосибирского сельскохозяйственного института. В 1937 году сменил фамилию и имя, так как отец его был репрессирован по ложному обвинению, чтобы избежать назойливого внимания карательных органов. Отправляется исследовать неизученные области горной Шории. В 1939 году его приглашают в Воронежский государственный университет, где он работал и.о. доцента на кафедрах физиологии, биохимии и микробиологии растений. В июне 1941 года защищает кандидатскую диссертацию по физиологии пшеницы. В 42 – мобилизован, обучен на миномётчика, далее служил начальником военной химической лаборатории, параллельно продолжая исследовать сортовую базу на территориях боевых действий. Демобилизован в 1945 году. С февраля 1946 стал работать в городе Свердловске в Уральском лесотехническом институте на кафедре ботаники и дендрологии, где продолжает заниматься исследованиями белковости в гибридах пшеницы и другой обширной научной деятельностью.

Здесь Леонид Иванович и начал осмысливать и формулировать направление лечебного садоводства, активно исследуя накопление, наследование и воздействие биологически активных веществ съедобных растений и садовых культур. В 1976 году его не стало…

Есть личность – есть история, нет личности – нет истории. Какова личность – такова и история. Для меня эти слова являются философскими аксиомами, и я целиком отношу их к гениальному отечественному учёному Леониду Ивановичу Вигорову и к судьбе его дела. Гениальным его тоже я называю, как другие – не знаю. Хотя мысли о том, что это по-настоящему редкий, крупный, яркий, многогранный и, главное, самобытный талант должны были посетить если не многих, то некоторых из тех. Кто хотя бы косвенно знаком с его деятельностью.

Что же такое сделал Леонид Иванович за свою не очень долгую жизнь? Биография его изложена очень хорошо и в Интернете, любой заинтересовавшийся им найдёт много информации о нём. Но, к сожалению, не та же ситуация с его мыслями, идеями и открытиями. В широкой печати, да и для доступа специалистов, практически невозможно ознакомиться, а тем более исследовать его наследие. Тем не менее, даже по тем разрозненным и обрывочным источникам, которые мне довелось прочитать, я считаю, можно найти очень много, а главное – представить масштаб его личности. Мне и довелось-то прочитать всего несколько его лекций, статей в брошюрах, заботливо подобранных каким-то садоводом и также заботливо сданных в макулатуру, где я их и выудил. Так вот, главное, что на мой взгляд, сделал Вигоров, и что никто пока ясно не озвучил – это указал, обозначил и систематизировал направления, по которым должно развиваться растениеводство будущего. Ни больше, ни меньше. В своих рассуждениях он подсознательно представлял человека как неразрывную часть биосферы и его полную зависимость от неё. В фундаменте его идей лежит попытка изменения человека через осознанное воздействие самим же человеком на окружающую среду. Им осознавалась комплексность проблем растениеводства. Он замечательно чётко и последовательно занялся оценкой всех факторов, которыми растения влияют на человека. Он хотел , мне кажется , видеть человека как бы существующего постоянно в саду, которым мог бы стать наш мир. В саду, в котором листья, плоды, ягоды заботливо лечат и поддерживают его. А человек понимает, что всё зависит от него и сам он от всего зависит. Потому что только так, а не в каменных джунглях, природа сможет помогать людям.

Не будучи врачом по образованию, он в своей лаборатории выделял, изучал, систематизировал, исследовал множество витаминов, белков, антибиотиков и других биологически активных веществ. Вычислял характер взаимодействия лечебных свойств и биологическую активность одних и тех же соединений в разных растениях, в разные периоды их вегетативной активности. Выводил закономерности концентрации биологически активных веществ, витаминов не только в плодах, но и во всех частях растения, изучая сезонность их распределения. Со слов людей, знавших Леонида Ивановича, у него была экспресс-методика определения содержания витамина С в каждом сорванном яблоке, тут же, на месте. И это в начале 70-х г.г. прошлого века! Все мы живём как бы на дне воздушного океана и, не замечая того, постоянно испытываем влияние веществ, выделяемых растениями в воздух. Леонид Иванович называл их аэрофолинами, причём выделял бактерицидные, детоксицирующие, воздействующие на ЦНС факторы и изучал их непосредственно на живых растениях, а не толок их, чтобы узнать, что они содержат. А это, я вам скажу, очень важно, потому что при разрушении клеточных структур листа мы запускаем ферментативные реакции и тем самым меняем его биохимию.

Подсознательное влияние запахов на людей давно известно и используется, но только сейчас стали изучаться в деталях свойства растений влиять на концентрацию выхлопов, содержание вредных веществ в воздухе. Известно, что растения могут влиять на дыхательную систему, снимать стресс и продлевать жизнь. Но почему-то только Леонид Иванович хотел делать это повсеместно, чтобы это было целой программой в разумном озеленении нашей страны . Он даже успел поставить несколько экспериментов по влиянию аэрофолинов на лечение людей больных туберкулёзом , людей с заболеваниями нервной системы И результаты были более чем обнадеживающие.. Им были развенчаны многие мифы по поводу витаминности, целебности некоторых фруктов, ягод и овощей без учёта их сортовой принадлежности. Были прописаны терапевтически значимые, лечебные концентрации витаминов в разных сортах одного и того же вида плодовых культур. А даже это дало бы возможность врачу-фитотерапевту осознанно применять плоды и ягоды, конкретно зная, кому какой сорт чёрной смородины назначить и в каких дозах. Да-да, не смейтесь, во многих сортах концентрация биологически активных веществ и витаминов более чем серьёзная! И одни из них богаче по витаминам, другие – по антоцианам, третьи – по катехинам, хотя это может быть один и тот же вид растения.

Направления, направления, направления… Вся его жизнь – это открытие дорог, по которым так никто и не пошёл. Нет, ведётся, конечно, в разных местах планеты изучение продуктов, плодов, ягод, витаминов и др. Безусловно, наука не стоит на месте, и где-то давно уже опередила отдельные его разработки. Идеи, к сожалению, тоже стареют. Но всё-таки, всё-таки, на мой взгляд, нет главного – нет вигоровского идейного размаха, масштаба личности сопоставимого с размахом задачи , безграничной неуёмности в стремлении охватить, обобщить и концентрировать проблемы, разбивать их на направления, каждое из которых может стать самостоятельной отраслью науки и медицины. К сожалению, его работы практически не известны врачам. Даже фитотерапевтам. Святая вера в таблетку и пренебрежение к растениям, из которых и выросла потом вся медицина, заставила забыть и не интересоваться многими очень полезными разработками. А Вигорову пришла гениальная, на мой взгляд, идея – если кто-то всерьёз на государственном уровне задумается над тем, что, как, когда мы едим и пьём, посчитает, каких витаминов, антоцианов, катехинов, кумаринов и др. в какой период нашей жизни и в каком количестве надо для безболезненного существования да разработает рекомендации по сортам, да окружит мир человека миром помощников и друзей – растений, чтобы вдыхал и ел он и полезное, и приятное, и всё это на протяжении жизни, с детства. Человек и сама жизнь изменились бы тогда в лучшую сторону. Просто от того, что люди осознавали бы свою неразрывность с окружающей их средой.

А возможность целенаправленной селекции плодов и растений при конкретных заболеваниях, а? Кто и когда этим детально занимался? Когда человек ежедневно просто питаясь и просто дыша, поддерживает и лечит себя. Уверяю вас, что такое направление в профилактике болезней, научно обоснованное, с чёткими доказательствами методов, явило бы переворот в медицине и растениеводстве.

На мой взгляд, во многом он был, конечно, мечтатель. Но мечтатель совершенно особенный, активный, созидательный, колоссально грамотный и эрудированный во многих сферах человек, к тому же – титанической продуманной работоспособности.

Прошло 36 лет со дня его смерти, а, к сожалению, популяризации его работ и взглядов так и нет. Повторяюсь – идеи тоже стареют. А вот сейчас, как раз сейчас бы, пока не поздно, людям, имеющим право собственности на его интеллектуальное наследие, опубликовать бы, открыть бы широкий доступ, организовать семинары, посвящённые проблемам лечебного садоводства, одним из основателей которого и является Леонид Иванович. Ведь качество жизни начинает интересовать сейчас многих, и возможности качественно улучшить жизнь – тоже.

Судьба Леонида Ивановича является ярким примером судеб людей, в том малоизученном явлении, которое называется «русское садоводство». Почему малоизученном, скажете вы, вон ведь сколько всего наворотили, одних советов – невпроворот, не считая литературы? Да потому, что огромные пласты материала садоводов-опытников, учёных-садоводов сейчас, к сожалению, погибают, чахнут и исчезают от невостребованности, от схематизма в изучении, от непонимания, что русское садоводство – это образ жизни лучшей части народа. Потому что стремление в сад – это стремление к себе, в себя, как в творца, как маленького бога на тех сотках, что у нас есть. Сейчас научное садоводство, а точнее – его остатки, терпят кризис от невнимания и непонимания . Непрофессионализма руководителей , пренебрежения к азам и опыту корифеев , просто потихоньку исчезает, лишившись государственной поддержки. Частник может не всё! Садоводческой науке нужна государственная работа по сохранению и продолжению работы над сортовой базой плодовых растений. Ушли и уходят Великие Старики . И утраты , не восполняются .Кто заменил Вигорова ? Кто превзошел Мичурина ,Исаева , Лисовенко ? Кто может заменить Котова и Седова ? Тишина… Вместо шелеста яблони – слышен шелест купюр. А ведь всем необходимо понять , осознать, что богатство генетическое , сортовое богатство – это всегда и ощутимое денежное, правда, не быстрое, богатство. А главное — понимание того, что в этих веточках, листиках, клеточках, хромосомах и генах мы храним своё будущее.

 

Дмитрий Босенко,
профессиональный врач и садовод-опытник, г. Курган

Оставить комментарий