Екатеринбург: на месте станции садоводства запланированы многоэтажки - Плодовый сад

Екатеринбург: на месте станции садоводства запланированы многоэтажки

Написано 19.01.2019 в 12:25 , Лариса Сонина / Городская среда, Градостроение, Свердловская область

«На месте станции садоводства запланированы многоэтажные дома…» Руководитель Свердловской селекционной станции садоводства Татьяна Слепнёва – о многолетних достижениях Свердловской селекционной станции садоводства и застройщиках, ради которых изымают земли с уральским генофондом плодовых культур.

Директор селекционной станции садоводов Татьяна Слепнёва

Директор селекционной станции садоводов Татьяна Слепнёва

— Татьяна Николаевна, ваша станция ведь одна из старейших в России, она, насколько я знаю, существует более восьмидесяти лет?

— Станция была создана по решению исполкома Свердловского областного Совета депутатов трудящихся в июне 1935 года. В начале 30-х годов, в период коллективизации сельского хозяйства, началась закладка колхозных садов, росло количество любительских садов. Посадочный материал плодовых растений из Средней России, Поволжья вымерзал в первую же суровую зиму. Саженцы из Сибири представляли собой малосъедобные ранетки. Высокопродуктивное садоводство Урала могло развиваться только на основе местных сортов и разработки своей, уральской агротехники. С первых дней ученые станции приступили к обобщению местного опыта выращивания плодовых и ягодных культур, выявляли и собирали выращенные из семян формы, начали испытание сортов, завезенных из других областей, приступили к созданию новых, приспособленных к выращиванию на Урале сортов.

В 2018 году Свердловская селекционная станция садоводства вошла в структуру Уральского федерального аграрного научно-исследовательского центра Уральского отделения Российской академии наук (УрФАНИЦ УрО РАН) в качестве структурного подразделения. Объединилось пять научно-исследовательских учреждений Среднего Урала, Южного Урала и Зауралья– УрНИВИ, УралНИИСХ, ЮУНИИСК, КНИИСХ, СССС, из них два имеют научное направление — садоводство.

Созданные за 83 года существования станции сорта – основа сортимента плодовых и ягодных культур огромного региона северного садоводства, залог продовольственной безопасности Российской Федерации в обеспечении населения безопасной продукцией садоводства. В Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию РФ находится 68 сортов селекции станции, проходят Государственное сортоиспытание 44 новых сорта, элитных сеянцев и кандидатов в сорта – 247, патентов на селекционные достижения — 32. Всего гибридный фонд составляет 72 тыс. сеянцев, сорта селекции станции районированы в 42 областях РФ. Среди 63 научно-исследовательских учреждений, ведущих селекционную работу по аналогичным культурам, на долю сортов, созданных коллективом станции приходится 6,4%.

— Насколько известно, станция садоводства сейчас переживает не лучшие времена, как и вся садоводческая отрасль в области?

— В Свердловской области в советские времена работало пять плодопитомников, которые внедряли сорта, созданные и рекомендованные учеными станции. Снабжали население саженцами, а также плодово-ягодной продукцией Ирбитский, Талицкий, Камышловский, Красноуфимский плодопитомники, работал питомник в Горном Щите. Начиная с 90-х годов отрасль питомниководства и садоводства не только в Свердловской области, но и по всей России сильно пошатнулась. Из этих питомников не осталось практически ни одного. В этом году мы побывали в Ирбитском плодопитомнике, который сейчас обрел заинтересованного в плодовой продукции инвестора в виде Ирбитского молочного завода. Новый руководитель плодопитомника Гусаров Н.С. неравнодушный к садоводству человек начал активно восстанавливать буквально из руин питомник. В текущем году станция по совместному проекту будет осуществлять в Ирбите научно-исследовательскую работу. На территории Свердловской области уверенно более 30 лет работает крупный частный питомник «Сады Урала», на территории Челябинской области – «Сады России». Эти два питомника занимаются производством посадочного материала. Но нужно понимать, что данные питомники не занимаются созданием новых сортов. Они делают деньги на том посадочном материале, который был создан ранее. И они не готовы создавать новые сорта, поскольку это очень длительный процесс, он занимает от 10-15 и более лет. То есть селекционер за всю свою жизнь, если улыбнется удача, может создать не более пяти, максимум, десяти достойных сортов. Это если селекционер подходит жестко, и очень сильно бракует сорта. Что значит браковать? Э то значит, что он максимально оценивает сорт по всем признакам: например, если будет хороший вкус, но не будет урожайности, то он для кого? Или, например, будет хороший вкус, но у него не будет зимостойкости или будет поражаться болячками. Хороший селекционер будет держать у себя сорт до последнего. Мы тесно сотрудничаем с коллегами с разных госсортоучастков, и те приезжая в летний сезон и видя потенциал новых сортов просят не тянуть с передачей на испытание! Крайне важно выращивать сорта, созданные и испытанные в местных условиях, а не гнаться за новыми южными сортами сплошь и рядом весной, появляющимися на прилавках. Завоз в Свердловскую область чужого посадочного материала усилился за счет того, что наблюдается дефицит местного. И под видом местных сортов к нам поступают «удочки» южного происхождения, в первую очередь не зимостойкие, а во-вторую, еще зараженные не свойственным местным саженцам вирусами и болезнями.

— Трудно, наверное, вырастить селекционера, чтобы он устраивал старых сотрудников?

— Сейчас студенты приходят «сырые». И среди них нет молодежи с горящими глазами, кто бы заявлял: хочу только заниматься селекцией. Нет таких людей – их нужно растить. Но чтобы растить таких людей, тем более, нынешнюю молодежь – нужно создавать условия. Это раз. Мы живем в огромном городе, который манит красивыми огнями, молодежь понимает, что надо жить здесь и сейчас. Старики-селекционеры очень любят свою работу, созданные ими растения – это их дети, и они от них никуда не уйдут. Они без этой работы не смогут жить. Если кто-то из них уволится, то на следующий же день у него произойдет какой-нибудь несчастный случай типа инфаркта. Они будут работать до последнего. А молодежи очень сложно. Хорошие отзывы из институтов, когда практиканты к ним уже возвращаются. У нас, может быть, нет таких суперсовременных технологий – как в Голландии, как в Польше, но задел, который практиканты получают, основу, здесь дают хорошо. Надо сказать, что будущие селекционеры учатся именно у тех людей, которые здесь работают, по книжкам этому не научишься. И, стоит заметить, селекцию надо вести не на асфальте, а на земле. И сад, когда закладывается, то закладывается в определенной зоне. Почему саду это необходимо? Потому, что если выращиваются картофель или зерновые, то они могут расти и в открытом поле. Многолетние растения, те же самые яблони, сливы, груши – это растения, которые растут не поодиночке. Они растут куртиной. Даже в лесу так происходит: там всегда вверху – самые высокие, а внизу – по ярусам. Получается, что плодовые растения растут не по самому верхнему ярусу, а по среднему. Микроклимат очень важен. Поэтому создать сад в открытом поле, в суровых условиях, практически невозможно. На территории Свердловской области закладывают многолетние насаждения в 3-х хозяйствах. В основном сады ягодного направления и на небольших площадях до 5 га. Это ООО «Абрамовское» в Сысертском районе, ООО «Тавдинское» в Тавдинском районе, ООО « АПК Белореченский» в Белоярском районе. С каждым хозяйством и с Министерствои продовольствия и АПК Свердловской области станция сотрудничает по написанию проектов по закладке и уходу за многолетними насаждениями. Также успешно станция сотрудничает внедряя посадочный материал своих сортов в хозяйство ИП КФХ Филиппова А.А. в Челябинской области, в Каслинском районе, которое уже четвертый год закладывает сад интенсивного типа – яблоневый сад. Мы очень хорошо общаемся с Минсельхозом Челябинской области, они поддерживают этот проект, помогают, чем могут. Мы для этого проекта выращиваем саженцы наших сортов – они сделали упор только на наши сорта, отдавая себе отчет, что никакие иностранные сорта не смогут на Урале раскрыть свой потенциал, как они раскрывают их, например, в Краснодарском крае, на Ставрополье или в Дагестане. Поэтому четыре года подряд сад разрастается. Сейчас по проекту уже заложено тридцать гектаров, в планах довести до 150 га.

— Сейчас есть востребованность у молодежи обучения именно на селекционной станции?

— Да, студенты ежегодно приезжают к нам для прохождения учебной и производственной практики из разных городов – Пермь, Ижевск, Омск, Тюмень, Барнаул – представляете, какой охват?! Практикуются также студенты из наших ВУЗов – УрГАУ и УГЛТУ. Работают совместно и с селекционерами и с агрономами на производстве. На основе проведенных исследований за сезон, освоенных практических приемов в садоводстве и питомниководстве, студенты пишут и великолепно защищают выпускные квалификационные работы. Мы стараемся платить им зарплату, так как понимаем, что от этого будет зависеть отношение к будущей профессии.

— В чем особенность плодово-ягодной продукции, выращенной на Среднем Урале?

— Ввиду того, что на Урале короткий вегетационный период количество вредителей и болезней накапливается гораздо меньше, чем в южных регионах РФ и в европейских странах. Также селекционеры ведут целенаправленную работу по поиску доноров и созданию новых сортов, устойчивых к вредителям и болезням. Поэтому применение ядохимикатов в наших климатических условиях минимальное – 1-3 раза за лето, а на юге доходит до 20-30 обработок. Кроме того, за короткое лето плоды и ягоды накапливают огромное количество витамина С. То есть, от них не будет аллергии ввиду присутствия пестицидов в импортных плодов и потребитель получит аскорбиновой кислоты больше, чем от каких-либо других плодов. Поэтому, когда мы разговариваем с людьми, они говорят: мы готовы купить эти яблоки за любую цену для своих детей. Пусть это яблоко будет с кислинкой, пусть не лучшего вида… Но где его купить? Да, фрукты – это не основная еда; основное – хлеб, молоко, мясо. Но фрукты – это в-первую витамины. Очень надеюсь, что в ближайшем будущем все хозяйства, которые я перечисляла выше, начнут увеличивать площади под закладку садов и смогут в скором времени обеспечивать наше население.

— У вас была еще проблема, связанная с охраной садов…

— Дело в том, что заборы вокруг садов никогда не остановят воришек полакомиться чужим яблоком. Имеющиеся заборы требуют ремонта, а местами их просто нет – выламывают, поджигают. Нанимать военизированную охрану для нас накладно. А то, что некому встать на защиту селекционного материала, конечно, сказывается на результатах труда ученых. Селекционер ждет первый урожай пятнадцать лет, а в итоге приходит какой-нибудь житель Екатеринбурга не полюбоваться и не помочь, а порой варварски выламывая и без спросу собрать то, к чему и прикасаться-то не имеет права. У ученого, естественно, слезы градом. Ведь ежегодно селекционеры проводят оценку гибридного фонда для того, чтобы создать новый сорт, высаживают сотни новых растений, чтобы из сотни, а может из тысячи выбрать только одно, но самое лучшее. Очень хочется, чтобы жители нашего города с уважением относились к нелегкому труду селекционеров и не считали, что это брошенные сады, где можно приходить и собирать как хочется и где хочется. Можно прийти, оказать посильную помощь и вас отблагодарят. Мы с удовольствием принимаем на работу волонтеров.

— А что у вас была за ситуация с землей, когда начали урезать территорию?

— Месторасположение станции садоводства еще в 30-х годах прошлого столетия было выбрано на окраине Екатеринбурга в благоприятной для садоводства зоне. И для развития городу хватало пространства. Но со временем город активно начал развиваться. Ситуация начала обостряться с 90-х годов, когда постепенно на землях станции начали строиться дома. Цель была намечена благая, что дома будут построены для сотрудников станции. Но, к сожалению, ни один из построенных коттеджей не был передан станции. Сейчас там проживают богатые люди и чиновники. Начиная с 2001 года, городу очень хочется вовлечь в оборот все земли станции. Были попытки незаконного строительства автозаправки, уничтожено федеральное имущество станции в результате поджогов несколько складских помещений, деревянных заборов, сгорело старое административное здание, происходят захваты земли со стороны физических лиц. Большая часть домов вокруг станции построены без разрешения на строительство, а потом узаконены через городскую администрацию. В 2010 году Федеральным фондом содействия развитию жилищного строительства (Фонд «РЖС») была предпринята попытка изъять все земли станции под жилищную застройку. Стояла угроза полного уничтожения северного генофонда со всеми собранными и создаваемыми десятилетиями садовыми культурами. В защиту нашего учреждения встали все неравнодушные к садоводству, начиная от простых садоводов-любителей, ведущие научные учреждения по садоводству, ботанические сады, ВУЗы, Российская академия наук. Было собрано более тысячи подписей от садоводов, написаны обращения Президенту, в Правительство РФ, Министерство сельского хозяйства, руководству Свердловской области. Однако из земель, принадлежащих станции садоводства по Распоряжению Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 31 августа 2012 г. №1460-р, выбыло в пользу Фонда «РЖС» 32,8 га. Это земли, примыкающие к Нижне-Исетскому пруду, на них располагались питомники и маточные насаждения ягодных культур, селекционный участок вишни. С 2012 по 2017 годы на изъятом земельном участке никаких мероприятий по освоению территории не произведено. Только прошлой осенью туда зашел застройщик, началась активная подготовка к строительству. Помимо этого в 2016 г. Фонд «РЖС» вернул в казну Российской Федерации ранее изъятый земельный участок площадью 15,78 га.

Коллектив станции мужественно выдержал эту агрессию и сохранил основные насаждения. Однако на этом попытки изъять земли станции не прекратились, раз в полгода к нам приходит очередное письмо-запрос о целевом использовании земель и обосновании в дальнейшем существовании станции.

— Эти письма приходят из городской администрации?

— Нет, у нас земли федеральные, поэтому письма поступают напрямую из Москвы. Периодически инициируются «сверху» внеплановые проверки на предмет целевого использования земель. По результатам внеплановых проверок специалистами Роснедвижимости, Россельхознадзора земли станции используются по целевому назначению – для ведения сельского хозяйства, нарушения требований земельного законодательства не выявлены. Но мы понимаем, что город от нас не отстанет. Здесь запланирована многоэтажная застройка.

— На месте садов селекционной станции?

— Да. Если открыть Генеральный план развития города Екатеринбурга до 2025 года, можно увидеть, что на месте станции садоводства запланированы многоэтажные дома. Несмотря на то, что земли федеральные, их уже распланировали под застройку. Кроме того, регулярно фонд АИЖК делает запросы с просьбой изъять землю с садами, тоже под жилищную застройку. При этом не соблюдается Доктрина продовольственной безопасности РФ, Указ Президента о продовольственной безопасности. Станция садоводства является тем самым гарантом в обеспечении продовольственной независимости РФ, а также хранителем огромного потенциала северного генофонда садовых культур. Но в нашей стране желание заработать деньги на жилье превалирует над тем, что может быть уничтожена научная организация, которая продолжает в непростых экономических условиях на протяжении 83 лет научно-исследовательскую работу по сохранению генетических ресурсов, выявлению среди биоразнообразия ценных генотипов, созданию новых конкурентоспособных, зимостойких сортов плодовых и ягодных культур, адаптированных к суровым климатическим условиям Урала, а также обеспечивает посадочным материалом не только население, но и промышленные сады.

Свердловская селекционная станция садоводства, по сути, осталась единственной ведущей организацией по селекции садовых культур не только в Уральском регионе, но и начиная от Москвы и до Сибири. Нашим коллегам из ЮУНИИСК (г.Челябинск), к сожалению, не удалось отстоять земли с селекционными и производственными посадками садовых культур, так как земли оказались в черте города. Уничтожен большой гибридный фонд, что может пагубно повлиять на эффективную работу успешно заниматься научной и уставной деятельностью учреждения.

Острая проблема с землей возникает у ряда других научных учреждений, чьи земли расположены вблизи крупных городов или оказались в черте города. Так было у Павловской опытной станции (г.Санкт-Петербург), у Тимирязевской сельскохозяйственной академии (г.Москва), Дальневосточной опытной станции (г.Владивосток), то есть по всей стране.

Поэтому нам необходимо сохранить здесь у себя, на Урале, Свердловскую селекционную станцию садоводства, ведущую уникальную научную деятельность, альтернативы которой в стране не существует; сохранить земельные участки и генетические коллекции целостными; уберечь от уничтожения научное учреждение, достояние не только Уральского региона, Российской Федерации, но и мирового сообщества.

Беседовала Лариса Сонина, фото превью с сайта hhobbi.narod.ru

Источник: https://ural-meridian.ru/news/100997/?utm_source=rnews&utm_medium=source
© ИА «Уральский меридиан»

Оставить комментарий